'MAX-4' - приключения и путешествия по рекам и озерам на гребной лодке

Е. П. Смургис. К морю студеному. Ханты-Мансийск-Мыс Каменный

По открывшемуся маяку на мысу Виткова ориентируюсь. Скорость движения — практически ноль. Встречый ветер такой силы, что приходится разворачивать лопасть, чтобы занести весло. Нет, так дело не поидет. Нужно попробовать плыть вдоль берега, тогда хоть не придется преодолевать сопротивление волны! Обратил внимание на то, что гребень вала скручивается на отмели метрах в ста от берега, а потом уже более слабый гребень образуется вновь у самой кромки суши. Получается что-то вроде спокойного коридора между этими двумя гребнями. Еще вчера вечером в бухте слышался непонятный рокот: теперь все прояснилось — рев прибоя совсем рядом!

Целый день ушел на изнурительные и бесполезные метания, пока не научился использовать коридоры. Когда очередной коридор кончался, я пробивал пенную линию прибоя и выходил «в море». Шум становился тише, лодка ныряла на крупной волне словно скорлупа. Так и плыл, преодолевая за два часа усиленной работы всего 4-5 км. Бывало и так, что шел на отдых к берегу, искал укрытия, а его не было. Приходилось с трудом разворачивать лодку и снова нырять в волны, и снова грести, и снова уходить к прибойному ревущему валу...

Угомонился, когда совсем стемнело. По расчетам до Нового Порта оставалось 45 км. Прошедший день был самым «непродуктивным» за всю историю моих плаваний!

11 августа. Первый звук, услышанный при пробуждении, — рев. Но почему не шлепает вода о борта? Когда останавливался на ночлег, под днищем было не меньше 70 см. А сейчас — кругом чистый песок, пустынные барханы. Вода плещет где-то не ближе 200-250 м! Вот так фокус. Настроение упало. Шторм и без того гасит скорость хода, а тут еще и вовсе непредвиденная задержка! Путешествия, однако, научили не опускать руки. Ждать большой воды времени нет. Придется лодку тащить, хотя потребуется часа три работы!

Разгружаю «МАХ-4», переношу вещи к воде, принимаюсь за саму лодку. Корпус набрал в себя воды, весит немало. Волочить его одному нелегко. Набираю плавника на подкладки и ваги, сантиметр за сантиметром рывками подтаскиваю свое судно к воде, совсем забыв в пылу работы о том, что, кроме отливово есть еще и приливы, и надо следить за вещами. Караул! Вещи-то в воде! Быстрее быстрого гружу все обратно...

На высоком берегу заброшенный маяк. Что-то больно долго нет Нового Порта. Залезу, думаю, на вышку, посмотрю в бинокль. С большим трудом заскочил в коридор, высадил десант, однако при ближайшем рассмотрении дела лезть наверх не решился: деревянная лестница прогнила, а высота такова, что лететь вниз не хочется. Возвращаясь, наткнулся на поляну, усыпанную спелой морошкой. Ягода вся как на ладони: низкорослый мох ее не закрывает! Наелся вволю и с собой набрал.

За мысом открылась бухта. В глубине ее на высоком берегу — строения поселка, ниже — причалы рыбзавода. На рейде под разгрузкой небольшой лесовоз, несколько рыбацких самоходок. Взял курс прямо на поселок, но не меньше двух часов маялся на мелях.

Почти четверо суток потребовалось, чтобы преодолеть 200 км от Панаевска до Нового Порта. И это при, по крайней мере, 16-часовой поистине каторжной работе! Принял решение сутки отдохнуть.

Председатель сельсовета Мария Михайловна Ело-венко с таким увлечением рассказывала о своей земле и соратниках, что после этого буквально все встречавшиеся стали казаться мне людьми значительными и интересными.

Мне с гордостью показали сооруженный в толще вечной мерзлоты уникальный природный холодильник. По обледенелым ступенькам мы спустились в царство вечного мороза. Кажется, что все здесь отделано белым мрамором.

Е. П. Смургис. К морю студеному. Ханты-Мансийск-Мыс Каменный

Главная  |   О сайте  |   Контакты мониторинг сайтов