'MAX-4' - приключения и путешествия по рекам и озерам на гребной лодке

Е. П. Смургис. К морю студеному. Ханты-Мансийск-Мыс Каменный

«Обледеневший снег, — говорит хранительница холода Алиса Николаевна, — после того как земляные работы были закончены, все оштукатурили снегом». Сводчатая галерея искрится, отражая свет лампочек. От галереи отходит лабиринт коридоров, в которых устроены ниши для хранения рыбы.

Побывал на метеостанции. Синоптики не порадовали. Говорят, начался период ветров, вот-вот начнутся заморозки. Погоды теперь ждать нечего. В предыдущие дни дул северо-западный ветер 7-15 м/с, а по прогнозу на следующие трое суток тот же норд-вест усилится до 9-20 м/с, еще больше похолодает. «Плыть тебе лучше всего ночью, все-таки дует несколько тише, — посоветовал дежурный, — а вообще-то далеко уже не уплывешь!»

Днем 13-го отходить не решился: не из-за суеверия, а потому что очень уж расшалилось море. Однако на ночь глядя, действительно, несколько стихло.

Едва не залив воду за края поднятых болотных сапог, подбираюсь к лодке. На выходе из бухты, на косе, зажегся маяк. Мне нужно обогнуть его и плыть навстречу ветру. Начинаю огибать косу уже в темноте и, как ни хитрю, как ни беру мористее, все равно сажусь на мель. С шумом и ревом налетает волна, разрушается, превращаясь в бурлящий пенистый поток. Вылезаю из лодки, протаскиваю ее волоком.

Выбираюсь за маяк только для того, чтобы удостовериться: против ветра грести абсолютно бессмысленно — скорость равна нулю. Потом мучаюсь больше часа, пытаясь приблизиться к берегу, чтобы стать на якорь. Тщетно. На глубоком же месте лодку подкидывает на волнах так, что выдергивается якорь (коротковат трос!). Наконец нащупываю «компромисс»: встаю на ночлег, зацепившись якорем на «средней» глубине 5-6 м.

Сон отнюдь не был спокойным. То и дело выскакивал из-под пленки: не унесло ли? Перспектива потерять сутки на уже пройденный путь не улыбалась! Утро утешения не принесло. Ветер усилился. Километрах в 15 вижу высокую гряду берега: под ней наверняка спокойнее! Отплываю мористее, два часа работаю на пределе сил, однако одолеваю в лучшем случае километра два. У берега опять-таки ничего утешительного: коридоров не видно, с бечевой по суше не пройти. Заливает волной «МАХ-4», выбрасывает лодку на берег. Придется отсиживаться!

Подплываю кормой, бросаю якорь.

Отлив. Омелевшее побережье несколько сломало волну. Гребу, лавируя между гребнями, но то и дело лодку сильно бьет в борт так, что вода проносится под днищем и с пеной вылетает с другой стороны. Хорошо, что нет киля, иначе лодку просто выкидывало бы на берег. Когда набегает «девятый вал», разворачиваю «МАХ-4» носом, разрезаю его. Один проворонил. Пришлось отливать воду.

На улучшение погоды надеяться нечего, а так — дело не пойдет. Пристаю к берегу и наращиваю борта на 15 см полосами фанеры, специально припасенной на этот случай. Теперь в лодке сухо!

До поселка Мыс Каменный чуть больше 100 км, но даются они мне в тяжелой борьбе с волнами и ветром. То и дело прижимаюсь к берегу, благо дно песчаное. Когда надоедает грести, превращаюсь в самого настоящего бурлака. Хорошо, что нарастил борта! Теперь безбоязненно плыву вдоль самого берега и гребни волны не влетают в лодку.

Устраиваю часовой привал и с возвышенного берега обнаруживаю вдали стоящие в бухте суда. Подплываю. Два «Озерных», у каждого на буксире по новому речному теплоходу. Перегоняют на Обь. С ближнего ко мне под № 104 что-то кричат. Все заглушает шум от разбивающейся о его корпус волны. Понимаю, что приглашают. Причаливаю к корме, поднимаюсь на палубу. Спрашиваю, где же поселок?

— Вон видишь огни. Это он и есть! При хорошей погоде тебе часа полтора, не больше. А сейчас не пройдешь. Смотри, как расшалился ветер! Мы уже третьи сутки отстаиваемся. Сами-то прошли бы, а вот речные теплоходы потопить боимся...

Не верят, что эти двое с лишним суток я плыл от Нового Порта. Пойду, — думаю, — пусть посмотрят. Пошел, показал. Только уж больно неуютно показалось в штормовом море ночью и одному, ведь только что был в окружении молодых веселых людей! Да и как буду в темноте подходить к берегу при неспокойной воде: коса-то каменная! Бросил якорь, натянул на себя все, что было теплого, юркнул под пленку и забрался в спальник.

Утром, действительно — ровно через полтора часа хода, нос лодки, к моему великому удивлению, уткнулся в густо торчащую из воды осоку. Мыс оказался на 100% песчаным — ни камушка! Кругом — песок.

Е. П. Смургис. К морю студеному. Ханты-Мансийск-Мыс Каменный

Главная  |   О сайте  |   Контакты мониторинг сайтов