'MAX-4' - приключения и путешествия по рекам и озерам на гребной лодке

Е. П. Смургис. Полторы тысячи полярных километров, продолжение

Забылся что-то после 5, а в 7.00 уже решил вставать. Под тентом было необычно светло. Сразу даже не сообразил в чем дело. Снег! Его только и не хватало для полного «комплекта сюрпризов». Температура воздуха 0°. По небу ползут рваные тучи. Ветер — свежий норд-вест. Очень неуютно в такую погоду одному в этих необъятных просторах!

7 сентября. Теперь уже пошли места, можно сказать, населенные. По рассказам, протока Проезжая должна вот-вот кончиться. Плыву под обрывистым правым ее берегом, прекрасно защищающим от все еще сильного ветра.

За небольшим поворотом открываются огни. У берега небольшое судно и несколько рыбацких лодок. Время позднее. Наверное, уже спят, а будить неудобно. Как раз, когда я прохожу мимо судна, открывается дверь рубки и кто-то выходит: «Никак «МАХ-4»? Давай, швартуйся скорее...»

Итак, я снова среди людей!

Оказалось — промысловая экспедиция географического факультета МГУ исследует Туршинский перекат. Дело-то крайне важное. Из-за мелководья на перекате морские суда приходится гонять с неполной загрузкой. Норильский комбинат недополучает многие тысячи необходимых ему грузов. Так что игра стоит свеч, углубление судового хода сулит немалую экономическую выгоду.

— Читал в «Катерах» о путешествиях на «МАХ-4»,— говорит зам. нач. экспедиции Алексей Анатольевич Наумов, — но никогда не думал, что доведется встретиться в Заполярье. Так что — приятный сюрприз!

Вопросов задавали мне много. И все интересовались, не лунатик ли я, что плаваю по ночам. А утром Алексей Анатольевич — яхтсмен, мастер спорта, собственноручно опробовал ходовые качества «МАХ-4». Остался доволен.

Утром следующего дня за мысом Селянина увидел две каютные моторки, вытащенные на берег. По всему было видно, что экипажи после ночевки собирались в дорогу. Подплывая, услыхал чей-то торжествующий голос: «Ну, что я вам говорил: конечно, это «МАХ-4»!» Встреча редкая и потому, вдвойне радостная: туристы севернее 71° встречаются с туристом! Оказывается, ходили они в Воронцово, а сами из Таймырского поселка Факел.

12 сентября. В 7.00 температура воздуха — 2°, а во второй половине дня так потеплело, что разделся до пояса. Интересно, начинал путешествие в теплый день и заканчиваю при такой же погоде!

Дудинский порт поразил обилием больших морских судов, стоящих на рейде, капитальными механизирован-ными причалами. В 21 час разыскал городскую лодочную станцию и вытащил «МАХ-4» на ее территорию.


Закончился еще один — 1500-километровый этап путешествия на веслах через нашу страну. Плавание 1978 года в одиночку по заполярной зоне продолжалось 52 дня, 40 из них были ходовыми. Несмотря на самые неблагоприятные метеоусловия и 200-километровую ледовую преграду, среднесуточная скорость продвижения соста-вила 40 км.


ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

В заключение попробую ответить на «плывущие» все эти годы вместе с «МАХ-4» «зачем?» и «почему?». Тем более, что немало писем с такими вопросами я получаю и от читателей сборника.

Людям, далеким от спорта, трудно объяснить, во имя чего настоящие спортсмены «кладут свои молодые жизни» ради «никому не нужных» секунд, сантиметров или абстрактных очков. Но еще труднее растолковать, ради его все-таки стоит плыть на веслах в полярное море, лезть в горы, спускаться по бурным потокам.

Действительно, ради чего человек по собственному желанию идет навстречу опасностям и лишениям? Разве не проще пользоваться услугами, летать самолетами, отдыхать организованно?

Я думаю — ради самоутверждения. Важны дающие разрядку острые ощущения, однако еще важнее — возможность убедиться в том, что ты в форме, способен на что-то значительное. Рискованное плавание, требующее предельного напряжения сил, позволяет не только проверять себя в борьбе со стихией, но и выковывать свое я — свой характер, решительность, выносливость, волю.

Е. П. Смургис. Полторы тысячи полярных километров, продолжение

Главная  |   О сайте  |   Контакты мониторинг сайтов